Вчера в объектив вороньего глаза попал депутат Государственной Думы Антон Горелкин, который курировал информ политику у Амана Тулеева. Продолжим рассматривать этого яркого персонажа.

На следующий день после трагедии в «Зимней Вишне» Антон Горелкин записал видеообращение, в котором очень эмоционально заявил, что причиной гибели людей стала коррупция. Выгруженное на Ютуб видео быстро набрало под сотню тысяч просмотров, попало в тренды ютуба и принесло Горелкину федеральную узнаваемость. Мало кто понял, о чем, или правильнее — о ком — говорил депутат. Когда кузбассбаши Тулееву нашептали про видео, тот сказал на одном из закрытых совещаний: «Горелкин работает против меня». Но ошибся: за эмоциональными словами о справедливости и неминуемом наказании коррупционеров скрывались, конечно же, личные интересы.

Среди всех горячих слов, сказанных Горелкиным, прозвучало только одно имя: Танзиля Комкова. Почему она? С ней у бывшего сотрудника обладминистрации не было никакого конфликта, делового или личного. Они вообще никак не пересекались. Горелкин не совался в строительство и стройнадзор, а Комкову никогда не привлекали СМИ. Почему он назвал по имени только ее?

Покровитель Комковой — Максим Макин, бывший первый заместитель Тулеева, бывший замгубернатора по строительству, бывший заместитель кемеровского мэра по городскому развитию (т.е. по строительству же). Он поставил Танзилю Комкову на областной стройнадзор, а ее невестку Елену Комкову — на стройнадзор городской. Эту приманку подсовывал следствию Горелкин. Чтобы проглотив Комкову силовики закусили Макина. Комкова уже арестована и вполне может всех сдать…

Конфликт Макина и Горелкина начался в областной администрации. Двигаясь по служебной лестнице, Макин считал нужным подчинить себе все основные подразделения АКО.

К примеру Макин съел замгубернатора по ТЭК Гаммершмидта, чтобы вместе с УК «Стройсервис» проворачивать махинации с левым углем. Новым «угольщиком» в АКО стал бывший сотрудник «Стройсервиса» Данильченко. Без палева, как говорится. Сегодня Данильченко под аретом 😉

Помимо нескольких замов губернатора «ушли» даже тихого Мурашкина, начальника департамента информационных технологий. На Мурашкина повесили раздутую смету по закупке оргтехники для «МФЦ на гаражах» (МФЦ на Пионерском) — совместный проект Макина и кемеровского предпринимателя Бочкарева.

Группа Макина выкачивала (и продолжает выкачивать) миллиарды областных и федеральных денег на бюджетных стройках. А весь правый берег Кемерова по-прежнему под контролем макинской «Теплоэнерго», которой покровительствует мэр Середюк.

В определенный момент стало ясно, что требуется контроль над СМИ для правильного освещения аппаратных действий Макина и бизнеса его друзей. И правильного заноса в кабинет Тулеева информационной повестки 😉 Но управление по работе со СМИ, возглавляемое Горелкиным, под макинский танк не легло. Структурно Горелкин подчинялся Тулееву и входил в аппарат губернатора. У Макина не было прямых рычагов воздействия на пресс-службу. Началась долгая позиционная война.

Куратору силового блока Алексею Иванову, который уже два года сидит под арестом, Макин тогда поручил искать и конструировать компромат на своего коллегу.

Одновременно начались атаки со стороны «общественности». Член ОНФ Максим Учватов начал регулярно публиковать негатив про Горелкина. При этом он ни разу за всю историю своего «Открытого города» слова плохого не сказал про Макина. Это может показаться странным, учитывая одиозность «серого кардинала» кузбасской власти (Макин ушел под давлением ФСБ, было возбуждено несколько уголовных дел).

* * *

Но ларчик открывается просто. Четыре миллиона, которые Учватов принес в карманах куртки, чтобы выкупить свою квартиру из-под ареста судебных приставов это инвестиция Макина в свободу слова по-кузбасски. Деньги Учватову передал Павленко, правая рука Макина и — совпадение! – однокурсник Максима Учватова.

Союзником Горелкина в акошной войне стал президент холдинга «СДС» Михаил Федяев. Когда-то находившийся в очень хороших отношениях с главой Кузбасса, он был оттерт от тела хозяина области молодыми макинскими ребятами 😉 В первую очередь постарался молодой друг и бизнес-партнер Макина Антон Сибиль, установивший очень теплые, почти сыновние, отношения с Эльвирой Тулеевой, супругой губернатора. Объединенными усилиями Макин и Сибиль полностью обложили собой и своими людьми окружение Тулеева, что очень злило Федяева.

Отчетливо начиналась операция по передаче власти. Преемником кузбасской короны должен был стать Максим Макин. Губернатор Тулеев говорил об этом прямо.
Удивительно, конечно, но Тулеев увольнять Горелкина не стал, а сослал его с глаз долой в Думу. Чтоб не мешал операции «Преемник».

За любое участие в выполнении бюджетных подрядов в строительстве и дорожной сфере, за разрешения на возведение любых зданий Макин требовал с бизнесменов до 30% на домики для поросят и развитие института политического преемничества. Доля с кемеровского самостроя под названием «Зимняя Вишня» тоже была среди этих принудительно-добровольных взносов.

Так как финансовые и властные возможности Макина и Горелкина несопоставимы, Горелкин (даже с учетом помощи Федяева) все время находился в ситуации обороняющегося.

Привкус победы во рту депутата появился только когда в АКО громыхнули обыски и аресты, трон губернатора зашатался, а Макина Тулеев поспешно уволил.

Но вражда не забыта. И при первой же возможности Горелкин нанес удар. В широко разошедшемся видео указал легавой стае СК след жирной жертвы.

Пока сложно сказать, попал ли удар в цель. Никакого желания выйти за пределы тесного круга уже задержанных по «Зимней Вишне» следователи не демонстрируют. И Макин не шевелится, чтобы не привлекать внимание (ходят слухи, что его уже нет в России). Однако значительная доля бизнес-активов и деловых партнеров Макина все еще действуют «на Кузбассе».

Добавить комментарий