История движется по спирали.

«Волна» – это ресторан-легенда для кемеровчан 1960-х годов рождения (в том числе, для всех местных элит, от бандитских до чиновничьих). Он расположен недалеко от городской и областной администрации, по соседству с одним из старейших кемеровских рынков и рядом с университетом. Ядерный социальный коктейль.

Первый повар из Франции появился в «Волне» в начале 2000-х, на заре тулеевского правления. Привез его в дикую угольную провинцию совладелец СДС Владимир Гридин, незадолго до того бывший главным бухгалтером у Тулеева на новокузнецкой железной дороге.

Заморский шеф поражал аборигенов. Он постоянно выходил из кухни в белом поварском колпаке, подходил к столикам и на ломаном русском интересовался, понравилось ли угощение. Посетители таращили глаза, а француз от расспросов переходил к ненавязчивой консумации. Начинал нахваливать гостям-мужчинам самые дорогие блюда, улыбаясь при этом их дамам. Простые кемеровские парни, приведшие подругу в дорогой кабак, не могли ударить в грязь лицом перед европейцем и доставали из кожаных курток кошельки. Особенно любил шеф «Волны» подсаживаться к уединенным парочкам. До сих пор неизвестно, было ли это его инициативой или стратегией заведения. Кухонным искусством он городу не запомнился.

Теперь в Кузбассе новый губернатор и новый француз на кухне в «Волне». Нынешний более русифицирован — у него русская жена, хоть и не из Кузбасса. О манерах нового шефа пока ничего не известно.

Сегодня повара-иностранцы для Кемерова такая же новинка как и 18 лет назад. На слуху только хозяин кафе «Бельгия» (недалеко от «Волны») – настоящий бельгиец, тоже женатый на русской. Впрочем, основные доходы он получает от своего сельхозпредприятия, а бельгийское кафе держит для ностальгии по родине.

Внимания на иностранцев тут обращают мало, даже не запоминают их имен. Единственным исключением можно считать лондонского шефа индийского происхождения, лет десять назад заправлявшего в кемеровской «Траве» (кафе «Тревеллерс»). Но там имя было эпическим: парня звали Суки Маман. Сейчас он осел в Томске, где нашел себе жену и открыл собственный ресторан.

Даже из этих примеров можно заметить, что иностранцев из первого мира в Сибири удерживают только наши женщины. Кузбасс мог бы по этому поводу стать первопроходцем и учредить специальную медаль для дам, затащивших в нашу провинцию мужа-иностранца на ПМЖ. Назвать награду можно: «За выдающийся вклад в кузбасский генофонд» или «За свежую струю» – как-то так.

comments powered by HyperComments