Сразу после смены власти в Кемеровской области неизвестные начали заниматься невиданным доселе вандализмом. С парковых диванов, как принято их называть по-чиновничьи, кто-то свинтил все таблички, по которым можно легко было узнать, кто из слуг народа тот или иной парковый диван подарил кемеровчанам, оплатив его изготовление и установку из собственного кармана.


Раньше расскамеивание тоже применялось, и было наказанием. Попал под уголовное дело? Ушёл с должности? Уволен из-за утраты доверия? И табличку с именем чиновника с паркового дивана скручивают. С особой жестокостью.

После отставки Тулеева таблички со всех парковых диванов исчезли в один день. Теперь без слёз смотреть нельзя на скамейки, где теперь вместо имени и фамилии Амана Тулеева красуется пустая рамка.

Но сохранился заповедный уголок. Любители именных парковых диванов могут ещё согреть свои сердца у памятника сотрудникам МЧС. На площадке между зданиями ГУ МЧС России по Кемеровской области и школой искусств остались раритетные парковые диваны.

В центре композиции находится лавочка с вензелями и именем бывшего губернатора области. Она выше и помпезнее всех (если только допустить, что гнутая арматура и стальной уголок, обработанные дешёвой лакокрасочной дрянью, могут быть помпезными). Если на нее присесть, то по левую руку будет, как ни странно, диван имени Максима Макина, бывшего первого заместителя Тулеева, который с треском покинул свой пост в результате тарифной войны в 2016 году. Тогда как раз начались проверки в компании «Теплоэнерго», которые закончились ничем. Общественность повозмущалась и забыла, сколько бюджет области и бюджеты городов платят Макину за обогрев своих трущоб.

За скамейкой Макина стоит скамейка бывшего начальника ГУ МЧС России по Кемеровской области Александра Мамонтова, который сейчас сидит в СИЗО, потому что в Кемерове год назад сгорела «Зимняя вишня», погибло 60 человек, из них 37 детей… Обошлось бы без жертв, как в Париже, Мамонтов, возможно, получил бы золотую медаль, но в Кемерове дело обернулось иначе. Мамонтова обвиняют в халатности и растрате, которые стали особенно заметны за фоне пепелища.

По правую сторону от дивана Тулеева стоит скамейка Алексея Ильяшенко – ветерана-пожарника, почётного гражданина Кемеровской области. Ещё дальше, в самом углу площадки, почти за памятником, – диван Михаила Чернова, руководителя КОУМЦ по ГО и ЧС. Это учебно-методический центр по ГО и ЧС. Может быть именно там Мамонтов и его коллеги проходили какие-нибудь курсы, на которых их учили предотвращать пожары. Как их учили, так они и предотвращали.

Бузотеры рады, что наши спасатели так бережно хранят память об ушедших со своих постов. Особенно о тех, кто ушел в СИЗО или просто под уголовным делом. Как говорится, чтоб сладко сиделось.

comments powered by HyperComments