Протестные события в Екатеринбурге зеркально похожи на недавние страсти по Святой Варваре в Кемерове. Почему в Кузбассе протестующие и власть договорились, а в столице Урала дошло до массовых побоищ?

Диспозиция одинаковая.

В Екатеринбурге региональные власти при поддержке/лоббировании РПЦ объявили о строительстве храма в центре города. Сначала хотели построить его на пруду («храм на воде»), потом переместили в сквер у драмтеатра («храм на драме»).

В Кемерове региональные власти при поддержке/лоббировании РПЦ объявили о строительстве гигантской статуи Святой Варвары. Вся композиция должны была быть высотой с девятиэтажный дом. Разместить ее решили на окраине реликтового соснового бора в центре Кемерова.

В обоих городах общественность отреагировала одинаково. Сначала возник стихийный протест, потом появились самодеятельные организации, объединившие протестующих. Были даже попытки заимствования. В Екатеринбурге оппозиционеры проводили акцию по обниманию пруда — выстраивались, взявшись за руки, по берегу водоема. В Кемерове предлагали обнять таким образом бор, но масштаб объектов оказался слишком разный — пришлось бы треть кемеровчан в цепочку выстроить.

В обоих случаях мэры городов полностью устранились от проблемы. В Екатеринбурге это объясняют тем, что местный сити-менеджер Александр Высокинский стопроцентный назначенец губернатора Куйвашева, в выборах не участвовал и влияния на горожан не имеет. Мэр Кемерова Илья Середюк победил на общенародных выборах с результатов выше, чем у Путина. И в его случае индифферентность к важным городским событиям объяснить можно только желанием свалить всю головную боль на губернатора Цивилева.

Городские парламенты в обоих случаях занимали полностью сервильную позицию по отношению к областной власти.

И там и там губернаторы в конце концов встретились с активом протеста. На этом сходства закончились.

Губернатор Цивилев сумел найти общий язык с горожанами и нашел в себе мужество отменить некогда поддержанный им проект. Это быстро и полностью сняло напряженность в городе. Губернатор Куйвашев не договорился с протестующими, и уже в ночь после переговоров столкновения толп в центре Екатеринбурга продолжились. Свердловская власть показала себя неспособной уладить конфликт: она боится разгонять народ силой и в то же время не желает по-настоящему договариваться.

В Екатеринбурге ситуация осложнена личностными аспектами. За протестующими стоит бывший мэр Ройзман, у которого с Куйвашевым откровенная вражда. Активен и ебургский штаб Навального. В такой ситуации губернатору пойти на уступки означает в том числе прогнуться под Ройзмана и Навального.

Кроме того, на стороне власти тот, кто хочет дать денег на храм — медный король и хозяин бойцовского клуба Игорь Алтушкин. Ссориться с ним Куйвашев боится и выбирает ссориться с народом, от которого зависит меньше, чем от промышленных миллиардеров.

Главам других регионов в подобных случаях можно рекомендовать брать пример с кузбасского губернатора Цивилева. Начиная крупные проекты, не стоит делать ставку на одного союзника из большого бизнеса, чтобы не оказаться у него в заложниках против обозленной толпы. А переговоры нужно начинать как можно раньше, пока к протестующим не присоединились крупные оппозиционные игроки.

comments powered by HyperComments