В «Коммерсанте» вышла большая статья про Кузбасс. О том, что сидящий под домашним арестом новокузнецкий миллиардер Щукин имеет отношение к пропаже Евгения Лазаревича, управляющего шахты «Коксовая-2». В основе наброса письмо сестры пропавшего (да, что уж там, убитого) — Анны Лазаревич. Она просит главу федерального СК Бастрыкина взять дело на личный контроль, потому что, по ее мнению, никто убийц ее брата не ищет.

Лазаревич пропал в декабре 2016 года. Поехал по делам и никуда не приехал. Позже в Новокузнецке был найден его автомобиль, с салоном, который сначала вычистили до блеска, а потом засыпали красным перцем (видимо, чтобы служебных собак нельзя было использовать).

Шахта «Коксовая-2» находится в окрестностях Прокопьевска, и судьба у нее сложная. Одно время она была закрыта и затоплена. Потом предприятие реанимировали ради запасов высококачественного угля.

Что еще более важно: уголь в «Коксовой-2» добывался даже когда шахта официально не действовала. И, по нашим источникам, продавался через торговые активы компании «Стройсервис» угольного олигарха Николаева. Всю схему нелегальной добычи и продажи прорисовали при непосредственном участии первого зама губернатора Максима Макина и его группы. Так, содействие процессу по своей линии оказывал еще один замгубернатора Алексей Иванов, который сейчас сидит под домашним арестом по делу разреза «Инской». Иванов, как мы уже знаем, любил взаимодействовать с угольными предприятиями при поддержке бывшего главы кузбасского СК Сергея Калинкина и своего давнего друга, юриста Тимура Франка.

В этом смысле связь дела Лазаревича с делом разреза «Инской» действительно есть — через действующих лиц. Даже методы воздействия схожи. Лазаревичу так же предлагали отказаться от предприятия, поместив его для убедительности в СИЗО. Вот только Александр Щукин к этому отношение вряд ли имел. Потому что, при всех его возможностях, чиновников и силовиков такого уровня в подчинении у него нет. Он сам в деле «Инского» был не окончательным выгодоприобретателем. И наброс в сторону Щукина шел (как утверждает с самого начала Анна Лазаревич) для отвода глаз от настоящих бенефициаров.

Фактически, речь идет о незаконной добыче угля — черных копателях. Совсем недавно врио губернатора Кузбасса Сергей Цивилев предлагал за это давать 10 лет лишения свободы, настолько это острая проблема для угольных регионов.

Только мы представляем обычно черных копателей как каких-то мелких бандитов, которые купили несколько самосвалов и экскаватор и устроили нелегальный разрез в лесу. На деле же бизнес черных копателей может быть гораздо масштабнее и денежнее — это может быть целая функционирующая шахта, работающая у всех на виду. Каковой и была несколько лет подряд «Коксовая-2». Евгений Лазаревич убивал эту схему на корню, переводя шахту полностью в легальный статус. С ним пытались договориться, пытались давить, возбудили против него уголовное дело — он не поддавался. «Если враг не сдается, его уничтожают», – как повторял за писателем Горьким политик Сталин.

Сейчас «Коксовой-2» руководит Андрей Матюшин, конкурсный управляющий. Еще он руководит несколькими другими компаниями из разных сфер и регионов — в Якутии, Москве и Кузбассе. Матюшин выглядит в этой должности как типичный зиц-председатель, но почему-то ни у следствия, ни у Анны Лазаревич — нет к нему вопросов.

Убийство человека в нелегальной добыче угля — не то чтобы правило, но и совсем не исключение. На всех уровнях бизнес черных копателей связан с поддержкой настоящих ОПГ. И неважно, маленький ли это разрез в труднодоступной местности или большая шахта рядом с крупным городом. При добросовестном расследовании таких дел границы между чиновниками, силовиками и бандитами постепенно исчезают.

comments powered by HyperComments