«Для того, чтобы хотя бы немного знать человека, нужна его точная автобиография, и, конечно же, налоговая декларация», – показательное высказывание Амана Тулеева о Сергее Цивилеве, опубликованное на сайте областного Совета народных депутатов.

Главные слова это «налоговая декларация». Этими словами Тулеев атаковал Цивилева. И неловкий оборот про «точную автобиографию» (почему именно авто? чем просто биография не устраивает?) маскирует атаку.

«Декларация» это намек на то, что Цивилев ворочал большими угольными деньгами. «Назначили олигарха, не местного, не выбранного, без моего согласия», – намекнул Тулеев. И уточнил, что могли бы назначить одного из тех, кого предлагал он: «У меня в числе преемников на пост Губернатора было три человека, все они из Кузбасса». Но фамилий Аман Гумирович не назвал.

Назовем мы.

Первый человек, которого Тулеев в кругу приближенных прямо называл своим преемником это Максим Макин. Это знали все в областной администрации и многие за ее стенами. Макину удалось очень ловко сыграть на чувствах стареющего губернатора подарками и лестью. Был период, когда фамилия Макина мелькала в кузбасских СМИ чаще, чем сам Тулеев. Макин курировал масштабные строительные и ремонтные проекты, получил огромное влияние и даже уже начал задвигать Тулеева в пыльный чулан истории. Но тут на Кузбасс свалилось московское и новосибирское ФСБ, при активном участии местных чекистов последовали совсем не беспочвенные аресты заместителей Тулеева. Макин срочно был отстранен. Потом переведен в статус советника и наконец сброшен с парохода административной современности. Еле выполз из-под уголовного дела по завышению тарифов в пользу его коммунальных фирм.

Заменой Макину в глазах Тулеева стал Илья Середюк, мэр Кемерова. Его возвращение в Кемерово с поста районного начальника продвинул сам Максим Макин. Он поручился за Середюка перед Тулеевым. Поэтому к Середюку перешло звание преемника. Правда Тулеев уже опасался это афишировать. Но узкий круг знал.

Черным лебедем Середюка и Тулеева стала «Зимняя Вишня». Путин потребовал Тулеева уйти немедленно (назначить свою отставку на 1 апреля сам Тулеев мог только в страшном сне). Поставить на область человека, который допустил массовую гибель детей в центре города в ТРЦ-самострое, было нельзя. Тут и возникла фигура третьего преемника. Но кажется Тулеев ее не выпустил даже из своей головы. Никто не знает точно, кого он планировал посадить в нагретое за 20 лет кресло. Возможно это был его первый заместитель Чернов, никогда не проявлявший властных амбиций и далекий от политической борьбы. Плюсом Чернова были его личные качества. Он не ложился ни под одну из влиятельных кузбасских группировок и хорошо справлялся с хозяйственными задачами. В Чернове Тулеев видел реинкарнацию Валентина Мазикина, лучшего и самого верного из своих замов… Больше в Кузбассе делать губернаторскую ставку было не на кого.

Разрушителем мечты для Тулеева в любом случае стал Сергей Цивилев. В представлении бывшего губернатора он сейчас пользуется всем тем, что десятилетиями создавалось не для него. Поэтому мы еще не раз услышим резкие слова о Цивилеве от Амана Гумировича. Этой войны не избежать.

Добавить комментарий