Руководитель российского Фонда развития моногородов Ирина Макиева сейчас находится в Новокузнецке. Там проходит стратегическая сессия «Моногорода 2024: нацпроекты». Почему именно в Новокузнецке, а не в Киселевске, Юрге или гораздо более близком к Москве Пикалеве? Потому что зарплата Ирины Макиевой в Фонде — 1 миллион рублей в месяц. Она и ее подчиненные привыкли к определенному уровню комфорта. А в Новокузнецке есть отель «Park Inn by Radisson». В Киселевске и Пикалеве отелей нет. А в Юрге есть большое исправительно-трудовое учреждение, и от него работникам Фонда развития моногородов инстинктивно хочется быть подальше.

Как посчитала в этом году Счетная палата РФ, затраты Фонда развития моногородов с 2015 по 2018 год составили больше миллиарда рублей. Из них 81,9% – это зарплата сотрудников фонда: 857 миллионов рублей. Это в разы меньше, чем годовые бюджеты большинства российских моногородов. //ria.ru/amp/20190730/1556986208.html?__twitter_impression=true

Все это не новость. Учредитель Фонда — государственный Внешэкономбанк, а председатель наблюдательного совета Фонда моногородов — министр экономики РФ Максим Орешкин. И счетная палата уже не первый раз указывает на неэффективность трат: фактически, Фонд работает сам на себя, а моногородам достаются крохи с барского стола. Поэтому программу Фонда, рассчитанную до 2024 года решено в 2019 году досрочно свернуть. И учредить новую — до 2030. С финансированием около миллиарда рублей в год.

На стратегической сессии Моногорода-2024 в Новокузнецке будет принято важное решение: список моногородов будут сокращать. «Ряд городов, экономика которых сегодня находится в устойчивом состоянии, могут покинуть список. Есть города, экономика которых нас уже не тревожит, они совершили рывок, например, Новокузнецк, Анжеро-Судженск, Таштагол, мне кажется, что они действительно экономически устойчивы», – рассказала сегодня в Новокузнецке Ирина Макиева агентству ТАСС.

Кузбассовцы с радостью услышали о процветании Анжерки, экономическом чуде Таштагола и успехах Новокузнецка. «Рывком», видимо, является то, что эти города стали быстрее вымирать, а люди оттуда бегут все более массово, потому что не хотят жить в нищете рядом с угольными отвалами.

Причина сокращения списка моногородов проще: Фонду и Макиевой очень хочется еще денег. Ведь если дать каждому российскому моногороду по миллиону — это же больше 200 миллионов придется отнять от миллиарда, который ежегодно проедает Фонд. А в Фонде ждут повышения зарплаты. Нынешних доходов от зарплат и лоббирования интересов дружественного бизнеса в регионах уже не хватает. Кстати, этот прикормленный бизнес в регионах и поет непрерывно в СМИ и в чиновничьи уши об успехах Фонда моногородов. Потом это пение превращается в красивые отчеты о стабильности экономики Анжеро-Судженска и других депрессивных поселений.

Это прохиндеада федерального масштаба. Государству было бы выгоднее просто закрыть этот фонд, а на миллиард рублей строить каждый год дороги, школы, больницы. Макиева не пропадет — она ведь еще зампредседателя ВЭБа, с соответствующей зарплатой.

comments powered by HyperComments