Госдума планирует новое наступление на пальмовое масло. Этот сомнительный, но дешевый ингредиент так хорошо прижился в российской пищевой промышленности, что даже двукратное повышение НДС в 2019 году лишь временно ограничило его импорт.

Как сообщил в своем телеграм-канале думский спикер Вячеслав Володин, в январе-2021 ввоз «пальмы» в страну вырос на 18,8% к аналогичному периоду прошлого года.

Пальмовое масло — крайне универсальный растительный жир. Его используют в производстве кондитерских (30%) и хлебобулочных (15%) изделий, продукции быстрого приготовления, чипсов, пищевых концентратов (25%) и даже детского питания. Особо ушлые пищевики для снижения себестоимости добавляют «пальму» сверх всяких норм в молоко, сыры, маргарины и сливочное масло.

Беда в том, что в Россию основной объем (порядка 90%) пальмового масла поступает из Индонезии и Малайзии по морю в цистернах, в которых ранее могли перевозить бензин или нефтепродукты. Четких норм переработки пищевых растительных масел после транспортировки наливом до сих пор нет. В итоге в наши продукты питания добавляется грязная «пальма» с перекисным числом больше пяти. В Европе таким маслом смазывают рельсы и разводят лаки и краски, его нельзя использовать даже для производства мыла. Допустимая норма перекисного числа для пищевой промышленности — 0,5.

Заксобрание Новосибирской области вместе с парламентами других регионов еще в 2015 году выступало за ограничения либо полный запрет ввоза пальмового масла. Его импорт, кстати, подскочил на 30% после введения продуктовых санкций против России. Госдума и федеральный Минсельхоз в 2018 году добились введения маркировки продуктов с применением «пальмы» и запретили использовать этот ингредиент в производстве детского питания.

Однако слишком гибкие ГОСТы и туманные требования к качеству так и не снизили содержание технического пальмового масла в нашем ежедневном рационе. Чиновники и санврачи могли бы обратиться за помощью к ученым — подходящие разработки уже давно есть.

Еще в 2006 году старший научный сотрудник лаборатории цитометрии и биокинетики Института химической кинетики и горения и преподаватель НГУ Максим Юркин выпустил компьютерную программу ADDA, которая позволяет вычислять содержание «пальмы» в молочных продуктах. Это вполне надежный инструмент контроля, но его до сих пор не применяют повсеместно. Интересно, почему.

Добавить комментарий