Детский омбудсмен Кузбасса в последний день своего пребывания в должности выступил с решительным заявлением: «Обмороки были настоящими!». В историю с обмороками школьников Кислицын вляпался еще в начале правления губернатора Цивилева. Избранный прежним руководством области, чтобы молчать в тряпочку, он вдруг решил, что теперь самое время поиграть в омбудсменство по-взрослому. И заявил, что лично наблюдал, как кузбасские школьники массово лежат на полу, чуть подергиваясь, в голодных обмороках.

Новость мгновенно разошлась в СМИ и выставила Кузбасс в крайне невыгодном свете. Тем более, что на вопрос «какие ваши доказательства?» Кислицын начал мяться.

Сначала омбудсмен сдал назад, откладывая раз за разом пресс-конференцию, на которой клялся рассказать всё как есть. Потом стал мямлить, что обмороки были, но мало и сам он не видел, а ему знакомый знакомого сказал. В итоге публично признал, что его слова не подтверждались ни чем. И замолчал навеки. Точнее почти на три года. Ходили слухи, что это молчание — знак нежелания терять зарплату и теплое кресло.

Но боль и обида за публичное унижение из души Кислицына не ушли. И в тот единственный день, когда его уже никто не мог уволить, получив расчет и компенсацию за отпуск, он нанес, как наверное сам считает, страшный ответный удар. Тем более, что столько лет спустя доказательств его утверждениям точно не найти.

Такая феноменальная даже для чиновника трусость не могла остаться без внимания. Говорят, Кислицыну уже сделали предложения баллотироваться в Госдуму от партии «Яблоко». Он для них идеальный кандидат в вечные лузеры. Что было понятно еще три года назад.

Добавить комментарий