Все до сих пор спорят, постановка или правда телефонный диалог Навального с конторским химиком. Но никто не говорит, откуда взялись сомнения. Очевидно, что в разговоре присутствует театральность, которая настораживает. Адепты оппозиции списывают ее на то, что со стороны их фюрера разговор был реальной отрепетированной постановой. Но собеседник? Он ведь должен был говорить искренне.

Тогда перед нами небывалая картина: человек в погонах и при звании 45 минут разговаривает на неприятную для себя тему и ни разу не сматерился. И даже не насторожился, что его собеседник, по легенде тоже офицер-силовик, изъясняется исключительно на литературном русском.

Кто был свидетелем хотя бы минутного диалога между представителями силовых структур, знает, что без мата они, как правило, трех слов связать не могут. А тут почти час — и даже не намека. Не то что ни одной трехэтажной конструкции, а даже эпизодических «бл..» или «нах…».

Воля ваша, что-то недоброе таится в офицерах, избегающих крепкого словца и соленого солдатского юмора. Станиславский бы не поверил. Говорят, в войну так немецких шпионов ловили — на слишком чистом русском.

Добавить комментарий