Вряд ли можно придумать более «удачное» время для обложения угольных компаний новыми налогами. Тем не менее, Минфин хочет увеличить для угольщиков налог на добычу полезных ископаемых.

Об этом сегодня написал целый ряд федеральных СМИ: //www.rbc.ru/economics/11/02/2020/5e421dac9a794776c1777764?from=from_main

Цель министерства не вполне ясна. Российский бюджет и так сводится с огромным профицитом — два триллиона рублей, по итогам прошлого года. На этом фоне лишние 40 миллиардов в год финансовой погоды в стране не сделают. А вот задушить отрасль, которая и так оказалась в глубоком кризисе, более чем возможно.

Сообщают, что одновременно налоги повысят для алмазодобывающей отрасли и производителей минеральных удобрений. Оба эти направления вполне процветают, и там действительно есть, что взять, не навредив. На российских угольщиков же сейчас давят сразу несколько проблем. Во-первых, это отказ Европы от российского угля и переход к «чистой» энергетике. Во-вторых, связанное с этим падение мировых цен на уголь. В третьих, возросшая конкуренция за угольный рынок Юго-Восточной Азии, где бороться приходится с такими мощными сырьевыми странами как Австралия, Индия, Индонезия, чей уголь дешевле российского по себестоимости. Наконец, ударивший по Китаю коронавирус, приведший к замедлению китайской экономики и снижению энергопотребления.

Угольная промышленность России сосредоточена в основном за Уралом — это Кузбасс, Красноярский край, Забайкалье, Приморье и Якутия. Вымирающая Воркута и старые шахты Ростовской области уже давно демонстрируют только снижение добычи и прибылей. На сибирском и дальневосточном угле держатся целые города — в энергетическом и социальном смысле. Уголь во многих уголках Сибири и Дальнего Востока — главный работодатель. В ситуации, когда угольщики работают себе в убыток, повышение налога будет означать закрытие предприятий и массовые увольнения людей. В Минфине не могут этого не понимать, но по какой-то причине пренебрегают очевидными прогнозами.

Два года назад в Кузбассе прошло совещание федеральной комиссии по ТЭК под руководством президента Путина. Там было принято и утверждено главой государства решение развивать угольную отрасль: повышать добычу, увеличивать вывоз угля к морским терминалам, расшивать для этого железнодорожные ветки и снижать тарифы на перевозку. В итоге, мы видим обратную ситуацию. РЖД фактически саботировала решение комиссии по ТЭК, а на уровне правительства вместо стимулирующих мер принимаются убийственные для отрасли решения. При этом, если в Европе уже знают, чем заменить уголь, то в России его заменить нечем — ни как источник энергии, ни как источник работы и денег для регионов и городов.

comments powered by HyperComments