Вчера ушел в отставку губернатор Алтайского края Александр Карлин. Формально, по собственному желанию. На самом деле — нет.

Карлин прилетел в Барнаул вчера утром. До этого он несколько дней находился в Москве, где имел общение в высоких кабинетах Кремля. Там и произошла фактическая отставка. Инициатором ее был вовсе не Карлин. Также как кузбасскому Тулееву и тем губернаторам, что ушли на этой неделе, ему приказали. Заявление по собственному желанию Карлин написал в Москве.

Александр Карлин руководил Алтайским Краем 13 лет. Хотя он родился в одной из алтайских деревень и после учебы на Урале некоторое время работал в Бийске, местным на Алтае его никогда не считали. Он пришел на губернаторство московским варягом, имея за плечами большой опыт работы в Генпрокуратуре и Минюсте. Одним из важных людей, стоявших за Карлиным, был генпрокурор Юрий Чайка.

При Карлине Алтайский край остался одним из самых бедных и депрессивных регионов Сибири. Хуже социально-экономические показатели всегда были только в Тыве и Горном Алтае.

В последние годы правления Карлин погрузил край в бесконечный мэжэлитный раздрай. В этой «собачьей свалке» он не пытался сохранить позицию «над конфликтом», а принимал активное участие в грызне.

Методы Карлина в общении с влиятельными бизнесменами, алтайскими баронами, были аналогичны методам его сибирского соседа Амана Тулеева. Непокорному или слишком амбициозному бизнесмену Карлин отправлял в гости прокуратуру, налоговую, ментов, пожарных инспекторов и все прочие виды проверок. Задавив чужой бизнес почти до разорения, он предлагал мир на своих условиях. Связи в прокурорских верхах сильно помогали административному рейдерству.

Развивать экономику края в таких условиях было невозможно.

Последней каплей, во многом определившей судьбу губернатора, стал его конфликт с алтайской компанией «Эвалар», крупнейшим в России производителем БАДов. «Эвалар», компания с миллиардными прибылями, не прогнулась под губернатора и его проверяющих, а уверенно приняла бой. Позициям фармбизнеса в борьбе с Карлиным сильно помог депутат Госдумы Александр Прокопьев, отпрыск семейства Прокопьевых, владеющих «Эваларом». Он обеспечил поддержку интересов компании в Кремле и околовластных кругах.

В разгар битвы с «Эваларом» компромат на Карлина стал публиковать телеграм-канал «Незыгарь», которым командует Администрация президента. Это был предупредительный выстрел для Карлина. Который он полностью проигнорировал. Как человек советской эпохи он не смог оценить серьезность публикаций в интернет-мессенджере. Телеграм, который для большей части российской элиты стал «своей» коммуникационной системой, для Карлина был пустым звуком. Может быть, он его путал с Инстаграмом — никто не знает. Но с момента публикаций «Незыгаря» слухи о близкой отставки Карлина стали обсуждаться открыто в СМИ.

Против Карлина оказалась настроена федеральная власть, а поддержки внутри региона у него не было. Крайне слабая губернаторская команда, которая держалась только на коррупционных интересах, никак не могла защитить шефа. Глава края терял управление регионом и не мог получить защиты в Москве. Это также сближает алтайского губера с бывшим кузбасским коллегой. Карлин и Тулеев — оба долго правили, позволили себе забронзоветь, окружили себя холуями и, в итоге, проиграли. Отставки прошли без почестей, на которые они оба, конечно, всегда рассчитывали. Забавен факт, что будучи так похожи, Карлин и Тулеев друг друга не любили и старались не иметь никаких общих дел, что не шло на пользу обоим регионам.

Кузбасс и Алтай, тем не менее, за последние десятилетия сильно сблизились на экономическом уровне. Алтайская розничная сеть «Мария-Ра» стала одной из крупнейших в Кузбассе. На Алтае владеет производственными активами кузбасский мегахолдинг «СДС». Жители соседних регионов относятся друг к другу очень хорошо. Есть надежда, что со сменой власти в Кузбассе и на Алтае сибирская кузница и житница станут развиваться вместе гораздо динамичнее.

comments powered by HyperComments