В России обычно говорят, что жизнь бесценна и отделываются скромными суммами. Это пост про катастрофу Суперджета в Шереметьево, где заживо сгорел в приземлившемся самолете 41 человек.

Губернатор Мурманской области заявил, что за каждого погибшего из регионального бюджета будет выплачено по одному миллиону рублей. Еще по два миллиона заплатят родным погибших по страховке, которую каждый пассажир приобретает вместе с билетом. Сам «Аэрофлот», скорее всего, не только не понесет убытков в связи со случившимся, но может даже заработать. Лайнер был застрахован. Если случай признают страховым — компании будет полностью компенсирована стоимость сгоревшего самолета.

Это специфика российского рынка перевозок. Животных и товары страхует отправитель. Люди страхуют сами себя. За погибших вчера в Шереметьево заплатили сами погибшие. Серьезных стимулов повышать безопасность в такой ситуации у авиакомпании нет, кроме репутационного ущерба. А бюджет Мурманской области повлиять на «Аэрофлот» не в силах.

Как показали события последних лет, в России за погибшего в авиакатастрофе платят около 2 миллионов рублей. Это примерно 31 тысяча долларов.

Для сравнения, в Китае погибшего авиапассажира оценивают в 500 тысяч долларов (а как мы смеялись над анекдотами про то, что китайцев никто не считает…)

В США непосредственная страховая выплата составляет около 170 тысяч долларов, но сложившаяся судебная практика добавляет к этой сумме еще около 3 миллионов американских денег из бюджета авиакомпании.

Франция оценивает жизнь погибшего пассажира в 1 миллион евро. Испания в 400 тысяч евро.

Разброс большой, но Россия все равно в самом низу. За одним исключением. Если наш гражданин гибнет в авиакатастрофе на территории другой страны и по вине компании из другой страны — то это можно назвать удачей (как бы цинично это не звучало). Например, за каждого россиянина, погибшего в авиакатастрофе над Боденским озером, было выплачено германскими и швейцарскими компаниями по 2,5 миллиона евро.

Страховые калькуляторы даже позволяют посчитать, во что обходится страховщикам гражданин России, который погиб в авиакатастрофе в родной стране. Один человек равен, примерно, двум тоннам замороженной говядины. Это если с костями. А если измерять трупы говяжьей вырезкой, то тонне-полуторам. В 90-х, к примеру, соотношение было ниже. Там размер страховых выплат за людей и говядину был примерно один к одному. Так что прогресс есть. Но оптимизма по поводу его темпов нет.

Более того, налицо падение цен. За каждого сгоревшего в кемеровской Зимней Вишне было выплачено около 5 миллионов рублей. Вчерашних пассажиров Аэрофлота оценили почти в два раза дешевле. 2 миллиона + 1 миллион из мурманского бюджета это, примерно, уровень компенсации семье погибшего кузбасского шахтера в конце нулевых годов. Потому что на «Распадской» в 2010 году заплатили за каждого погибшего уже больше 4 миллионов рублей.

Редакция нашего канала глубоко скорбит о каждом погибшем вчера в Шереметьево. Мы написали о цене человеческой жизни, потому что верим: только гигантскими штрафами можно заставить дельцов из крупных компаний относиться к людям бережно. Мы хотим, чтобы цена жизни российских граждан была самой высокой в мире. И нам безумно горько осознавать, насколько это сейчас не так.

comments powered by HyperComments