Манузина обвиняли в превышении должностных полномочий: он объявил режим ЧС на территории одного из поселков, чтобы заключить без конкурса контракт на пять миллионов рублей с кемеровской электромонтажной фирмочкой. 35 заседаний суда, неопровержимые документы, подписанные рукой Манузина, наконец приговор — 200 тысяч рублей штрафа. Почему Манузин не признал свою вину?

Рассказываем.

Манузин совершенно искренне не считает себя виновным, потому что не он был инициатором этой схемы.

Поселок Подстрелка в Новокузнецком районе населяют, по данным последней переписи населения, 15 (пятнадцать) человек. Многие годы населенный пункт обходился без уличного освещения (оно когда-то было, но давно сломалось) и районные власти проблемы в этом не видели. Но с некоторых пор жители стали жаловаться, и в 2015 году районная администрация объявила конкурс на установку аж нескольких бетонных столбов с лампами-кобрами в Подстрелке.

Конкурс был сорван, так как кто-то очень умело воздействовал на региональный ФАС — в документации конкурса нашли нарушение. По странному совпадению, судьбой Подстрелки заинтересовался тогдашний первый замгубернатора Максим Макин. Он потребовал от Манузина не устраивать новый конкурс, а объявить в Подстрелке режим ЧС, который позволяет заключать договора с коммерческими компаниями без всяких конкурсов.

Манузин упирался месяц. Те, кто лично знаком с Макиным, могут оценить твердость районного начальника. Глава района доказывал, что для ЧС нет никаких оснований. Ну, правда, что такого чрезвычайного, если 15 человек живут без уличного освещения? Тем более, для ЧС необходима санкция регионального МЧС. А полковник Мамонтов, руководивший областным управлением министерства, не горел желанием участвовать в схематозе.

За месяц дело на уровне областного руководства получило такую накрутку, что в переговоры вступил сам губернатор Тулеев. Мамонтову было обещано ходатайство главы региона о генеральских погонах. И МЧС дало разрешение на режим ЧС в Подстрелке. Более того, специально выехавшая в поселок бригада спасателей даже провела демонтаж старых осветительных опор, чтобы фирма, привлеченная без конкурса, на это не тратилась.

Фирма называлась «Энергопроект» и входила в созвездие коммерческих компаний, аффилированных с Максимом Макиным. Несколько столбов с лампочками были установлены «Энергопроектом» за 5 миллионов рублей. Но вовсе не эта копеечная сумма была целью замгубернатора. С помощью этого прецедента удалось убедить губернатора Тулеева в том, что схема с ЧС — вполне законна. Поэтому она получила широчайшее распространение в Кузбассе. Скоро уже сам губернатор требовал от мэров вводить режим ЧС, чтобы побыстрее и без лишней тягомотины проводить работы по благоустройству территорий. Что бенефициарами каждый раз становятся структуры, близкие к Макину, ему, судя по всему, не докладывали. Наоборот, демонстрировались небывалые темпы благоустроительных работ.

Апофеозом применения этой схемы стал ремонт проспекта Курако в Новокузнецке, который курировали мэр города Сергей Кузнецов и замгубернатора Максим Макин. Режим ЧС позволил освоить на этом проспекте 380 миллионов рублей без всякого конкурса. Более того, для реконструкции одной из центральных улиц города не потребовался даже проект работ (еще один плюс «чрезвычайной ситуации»). Генерал (обещание было выполнено) Мамонтов не возражал. А схему областные власти считали настолько легальной, что открыто пиарили в СМИ. По всей области ТВ и газеты трубили, что Курако ремонтируется в режиме ЧС. Это преподносилось, как экстренная забота власти о нуждах народа.

Евгений Манузин с его 5 миллионами на ночное освещение стал единственным осужденным за эту схему. Естественно, он не признает себя виновным. Он делал то, что от него требовала областная власть. Формально, подписи его, но по-существу он просто пешка в чужой стратегии обогащения. Генерал Мамонтов сейчас сидит в СИЗО, но, насколько известно, за тот же проспект Курако, ему или кому-то еще обвинений так и не предъявлено.

comments powered by HyperComments